Pavliga: Пока что много «пост-бенассиевского» синдрома

Александр ненавидит зиму. Его музыка в какой-то мере отображает неповторимых и вечно живых The Prodigy. Именно они сформировали его разноплановость, неординарность и своеобразный подход к саунду. Он знает, чего хочет и под что будет танцевать страна будущего.

— Какая композиция The Prodigy на тебя оказала наиболее сильное влияние?

— Вся их музыка. Например, гениальный трек Break and Enter .Это музыка юношества и детства.

— Ни разу не слышала единого мнения, в каком стиле они работали. Смешение всего?

Да, потому и я не пишу «конкретно» какой-то стиль. Как бы не придерживаюсь какой-то узкой тенденции: progressive UK house и т.п.

— Как называлась твоя первая композиция?

— Это трудно было назвать музыкой (смеется). Какие-то эксперименты молодого музыканта. Потом методом проб и ошибок формировался вкус и опыт

— Сколько лет твоей карьере диджея?

— Опыта в этом деле немного. Где-то с 2000 года, но я никогда не был резидентом и не хочу, то есть я приходил на вечеринки и иногда играл свою музыку, играл с друзьями в Москве в 2005 году, на Казантипе. Я больше предпочитаю возиться в домашней студии.

— Как она выглядит?

— Ух! В общем, это отличный студийный контроль: мониторы Dynaudio BM 5A, большой видео монитор, миди клавиатура EDIROL, две пары наушников, компьютер, немного SOFT синтезаторов…

— В 2005 году начинается твое сотрудничество с DJ Биноклем, в результате вы издаете совместный альбом The World. На твой взгляд, у вас идеальный дуэт?

— Идеальный? Мм… Это первый такой дуэт. Мне нравится продукт, который мы сделали. В принципе, могу назвать это успешной работой. Альбом даже просто приятно держать в руках, но думаю, что все еще впереди (улыбается).

— Уже есть совместные задумки на будущее?

— Есть. Планы есть большие. У Дениса – его проект, у меня есть желание запустить свой digital лейбл. Я уже начал работу, дизайн сайта почти закончен.

— Что и кто будет представлен на этом лейбле?

— Естественно, мои работы, которые будут продаваться во всех крупнейших онлайн магазинах в digital форматах, и других музыкантов тоже.

— Как оцениваешь электронную сцену Украины?

— Очень бурно развивается. Причем на всех фронтах. Если в России больше продвигается транс-музыка, то у нас все как-то равномерно. Конечно, много «пост-бенассиевского» синдрома, но это пройдет. Я лично знаю, чего нет у нас, и под что будет танцевать страна в будущем.

— Residentadvisor.net назвал 10 лучших лейблов и 5 лучших компиляций 2006 года. Все они техновые. Не смущает такая повальная востребованность техно — культуры?

— Вот ты и определила. Ты права. Техно-музыка и минимал наступают, причем очень бурно. Думаю, нашу страну это не обойдет. Меня этот факт радует. Это можно назвать Modern Primitive. Музыка, как бы, строится на простых, с точки зрения синтеза, звуков, но это и есть самая большая сложность.

— Какую музыку играешь для души, а какую для публики?

Для души люблю играть меланхоличную, душевную музыку, с хорошими мелодиями либо вокалами. На публику – тут уже нужно смотреть, чего хотят люди, но я предпочитаю «гнуть свою линию», то есть играть то, что нравится мне.

— Cкажи? что лучше: несбывшееся ожидание или сбывшееся разочарование?

— Несбывшееся ожидание. Хотя… Знаешь, похоже на это выражение: лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. Лучше делать!

Читать далее

Jeremy P Caulfield: Детройт стал жадным и ленивым…

 

Глава Dumb-Unit, любитель украинского пива и просто замечательный человек Jeremy P Caulfield во второй раз приехал на свою праисторическую родину, чтобы отыграть 3-х часовой сет в Cinema Club. Конечно же, minimal, конечно же, отличный…и уж наверняка не в последний раз.

— За счет чего ты добился успеха в Канаде?

— Мне практически все пришлось делать самостоятельно, иногда, естественно, мне помогали партнеры. Когда я начал играть techno, в Канаде были исключительно house клубы. Когда я стал играть minimal, повсюду можно было услышать одно только techno. Не самые лучшие условия для деятельности, но зато в итоге мы могли гордо сказать, что наши вечеринки и клубы оказали влияние на всю сцену… You have to stick to your guns

— Что в планах твоего лейбла Dumb-Unit, да и вообще, расскажи, как все началось?

— Я открыл Dumb-Unit в Торонто в 2000-м году, он предназначался для того, чтобы издавать музыку, которую мы делаем. Когда я переехал в Берлин, то взялся за дело со своим немецким партнером… Последнее из того, что мы выпустили – это моя компиляция Detached works. Скоро выйдут пластинки от Sarah Goldfarb, Lee Curtiss, Ryan Crosson, Geoff Serge, Butane…

— Как относишься к развитию цифровых технологий в диджеинге?

— Лично меня это очень радует, потому как я могу первым играть всю новую музыку. Друзья, знакомые и просто музыканты присылают кучу записей и для меня очень важно то, что я могу их опробовать до того, как они выйдут на виниле. Я играю вот уже 15 лет, приятно, что хоть что-то за это время немного изменилось) Да и музыку я пишу в том же Ableton Live.

— Ableton? Наверняка это не все…

— Да, я использую аналоговые приборы наряду с программами Waldorf pulse , Jomox, Machine Drum и Cubase. Я не пользуюсь plugin’ами Ableton, эта программа мне нужна только как секвенсор.

— Около года назад ты переехал в Берлин. Что можешь сказать об этом городе, твои первые впечатления?

— Впервые попав туда, я сразу стал изучать, кто серьезен, а кто нет. Множество людей обещали мне помочь и все такое… Но когда они видели, насколько много им предстоит сделать, весь энтузиазм куда-то пропадал. Сейчас я работаю с прекрасными людьми, которые действительно отвечают за свои слова. Мне нравится Берлин, хотя, как и в любом городе, там есть свои плюсы и минусы. Местные немного ленивы, сам город грязный и серый, но зато много театров, искусства и т.д… А еще там иногда довольно сложно выступать, прямо стресс какой-то, когда ты знаешь, что все вокруг или диджеи, или музыканты.

— В звучании Detached works заметны модные тенденции немецкого minimal. Не боишься ли ты, что Dumb-Unit утратит свою оригинальность и станет одним из многих Berlin-based лейблов?

— На самом деле, на этом диске нет ни одного артиста из Германии, просто немецкий саунд очень интернационален. Многие любят порассуждать на тему того, что minimal умер, хайпа больше нет…Но minimal трансформируется, возвращается к своим корням, как house или techno. Я underground DJ, я не играю progressive или trance… I need heartbeat music…

— На Detached works есть трек от москвича Василия B Voice, что скажешь об уровне росийских продюсеров?

— Я выпустил совсем немного треков этих парней, они еще выходят у нас как Midiots. Да, Василий – отличный продюсер.

— Считают ли немцы Украину экзотической страной?

— Да не особо… На самом деле немцы считают все страны, кроме своей, очень экзотическими. Это очень патриотичная нация.

— Как тебе музыка Сергея IQ, с которым ты выступал в Cinema Club?

— Он пишет интересную музыку, я как раз собирался послушать его новые работы. Видел Сергея в Германии, он накупил там кучу новых инструментов. Мне очень нравятся звуки, которые он создает, и то, что он работает во многих стилях.

— Повлиял ли на тебя Detroit в начале карьеры, согласен ли ты с тем, что именно там зародилось minimal techno?

— Каким-то образом повлиял, Underground Resistance etc… Но сейчас Детройт стал жадным и ленивым, он больше не развивается. Вот почему Detroit techno сейчас не популярно, тамошние диджеи слишком многого хотят. Много славы, денег и положения. Поэтому они и остаются в Детройте. В свое время я говорил с Mike Banks, и он знал, что это случится, что это ранит Детройт. Также там много музыкантов, которые делают отличную музыку, но абсолютно не прилагают усилий, когда играют как диджеи. Те, кто что-то делает, те все и получают: Jeff Mills, Claude Younge, Rolando…Они хорошие люди.

— Твоя жизненная философия?

— Использовать то, что есть, для достижения своих целей. Забыть о том, что имеют другие и сфокусироваться на собственных преимуществах… Работа, которую ты делаешь, это самое главное, и ты должен быть лучшим…. Окружать себя хорошими людьми, которые верят в тебя, но могут направить, если ты собьешься с пути. Знать, что есть время для того, чтобы что-то делать, и время для того, чтобы остановиться и поразмыслить. С умом использовать и то, и другое… Быть в курсе происходящего, но не позволять этому отвлекать тебя.

— Чем сейчас занимается твой друг Jake Fairley?

— Подсчитывает свои гонорары как Fairmont… Наши пути разошлись, то есть мы, конечно, можем встретиться, попить пива, но в плане музыки нас ничего не связывает, он сейчас делает какой-то скучный acid, а я отдаю предпочтение tech-драйву.

— Насколько я знаю, твои предки из Украины…

— Да, мой дедушка из Украины, он приехал в Канаду в начале 20 века и стал работать на автомобильную компанию Форда. Затем дешево купил несколько автомагазинов и очень быстро разбогател. При этом он так и не научился читать и говорить по-английски, когда покупал, к примеру, дом, то вместо подписи просто ставил Х.

— Факты, которых никто о тебе не знает?

1. В детстве я прожил три года в Гонконге.

2. До того, как стать диджеем, я работал графическим дизайнером, весь дизайн Dumb-Unit – моих рук дело.

3. Я люблю Belle and Sebastian

— О чем тебя спрашивают чаще всего?

— Есть ли у тебя девушка?…Можешь поставить что-то потяжелее?

 

Читать далее

Vitalic: Никогда не считал себя «технарем»

 

Vitalic действительно другой, его музыкальный почерк узнаваем, не как расхожее клише, а как звуки потустороннего мира. Всегда different, всегда неподражаемые. Альбом Ok Cowboy потряс основы и создал новую музыкальную сферу, и не так уж важно, зачем ему весь этот «цирк» с якобы украинским корнями. С необычным техно-музыкантом TopDj беседовал о музыке, а о нем самом узнавали у … тур менеджера. Итак, VITALIC@CINEMA.

— Vitalic, интересно знать, над чем ты работаешь сейчас? Это будет так же запредельно как Ok Cowboy или Bells?

— Я только приступил к работе над новым материалом, и, конечно, не могу прогнозировать его качество заранее. Работа над новым альбомом началась в ноябре…

— Уже известно его название?

— Нет, у меня есть некоторое количество материала, но название… Пока ничего точного нет.

— Твоя музыка стоит обособленно, кажется, к техно тебя можно отнести очень условно. Что тебя вдохновляет, мотивирует?

— Я нахожу вдохновение в разной музыке, вещах и ситуациях. Например, побудить к творчеству может рок или диско, моя собственная жизнь, мои personal stories. Например, как создавался Pony EР: во Франции я побывал на традиционной ярмарке, с каруселями, аттракционами… Там я увидел махоньких пони, и им приходилось совсем несладко. И в голову пришла мысль, как непросто быть пони и работать на ярмарке, животные бы куда лучше чувствовали себя где-нибудь на лужайке в деревне… Я решил написать для них песню. Да, я делаю техно, но в тоже время никогда не считал себя техно-музыкантом. Я «технарь» только в той степени, в которой этот жанр дает мне свободу для самореализации.

— Что у тебя на слуху?

— Мне нравится Bodzin, наверное, в данный момент это мой любимый музыкант. Anthony Rother тоже совсем не плох.

— Еще хотелось бы узнать о твоих любимых треках в данный момент…

— «Red Purple» Thomas Schumacher, Paul Wolford, только название трека не вспомню и … Justice. Да, ну и хватит, наверное.

— Ты следишь за ситуацией в техно-музыке во Франции? Как обстоят дела с большими фестивалями, рейвами?

— Я больше не хожу на рейвы. Сегодня я осведомлен только о рок-фестивалях и клубной сцене. Зимой я играю в клубах, а летом на фестивалях. Фестивали интересны тем, что представляют собой пестрое смешение людей и стилей – рок, рэгги, в одном месте встречаются практически все жанры. Каждое выступление там – это интересное приключение.

— Находишь ли ты время интересоваться развитием других электронных жанров?

— Практически нет. Мне известны только мега-хиты, и я вообще не слежу за прогрессом в «царстве» ломаного бита.

С Vitalic пришлось попрощаться – его ждал пульт. Чтобы дезавуировать музыканта полнее, взялись за его сияющего (от киевского гостеприимства) тур-менеджера.

— Андеграунд или что-то «попричесанней»? Где Vitalic играет охотнее?

— Две недели назад он играл в похожем на «Синему» андеграундном клубе – отличный звук, атмосфера. Это ему близко. Для сравнения, итальянский клуб неделей раньше оставил двоякое впечатление, неплохо, но уж слишком причесано, стильно… Посетители таких клубов даже движутся как-то неестественно. Испания, наверное, одно из его любимых мест, где «решает» именно клубная атмосфера.

— Что включает технический райдер Vitalic?

— Macintosh – главное требование! Иногда неосведомленные промоутеры воспринимают его как Dj, но ведь он продюсер и для всякого оборудования нужно немало места – это еще одно важное требование.

— Клубы или крупные фестивали. Где музыка Vitalic получает большую отдачу?

— Я видел немало забитых под завязку клубов на его выступлениях. Несмотря на все плюсы фестивалей, общение с публикой намного лучше в клубах – более фестивальная, аудитория не всегда «вливается» в музыку, меньше танцует…

— Кто подписан на лейбле Vitalic “Citizen Records”?

— The Penelopes – интересная электро-поп группа, Вскоре мы планируем выпустить проект Teenage Bad-Girl, это как Justice, только помощнее. Еще в планах техно-компиляция с участием различных музыкантов, как резидентов Citizen Records, так и «ребят» со стороны – Bodzin, Schumacher….

 

Читать далее

Биография Пети Тонкого (Pete Tong)

Pete Tong по праву считается крестным отцом музыки House. Можно смело сказать, что его биография — это биография современной танцевальной музыки в целом.

Свою музыкальную карьеру Pete Tong начал в пятнадцатилетнем возрасте. Конечно, работу ди-джеем на школьных вечеринках в его родном Дартфорде никто всерьез тогда не воспринимал, но умение грамотно сводить пластинки очень пригодилось ему в дальнейшем. Страсть к музыке и немалая эрудиция помогла Питу найти интересную работу в журнале Blues & Soul. Параллельно он подрабатывает в ночных клубах, рекрутируя для них интересные новые группы.

В середине 80-х в моду стремительно входит хаус-музыка. Во главе радикалов, принявших этот музыкальный стиль сразу и безоговорочно, как раз и оказался Pete Tong. Он стал популяризатором почти неизвестного тогда в Великобритании чикагского хауса и детройтского техно. Летом 1986 года, вместе со своим другом Никки Холоувэйем, Пит предпринял вылазку на испанский остров Ибица, положив начало традиции, которая жива до сих пор. Используя свои связи в шоу-бизнесе, Pete Tong превратил хаус-движение из маргинального течения в достояние миллионов.

В 1988 году Тонг основал собственный лейбл FFRR.Используя свой талант находить многообещающих новичков, он подписал артистов, вскоре ставших звездами международного масштаба. Среди них — группы Salt`n`Pepa, Brand New Heavies, Orbital и король музыки драм-н-бэйс Goldie. Именно он был продюсером девичьей команды All Saints, и именно он отбирал музыкантов для саундрека знаменитого фильма «Пляж» с Леонардо Ди Каприо в главной роли.

Крёстному отцу танцевальной музыки за сорок, но его творчество не оставляет равнодушным даже очень молодых людей. Да и сам Pete Tong внимательно следит за другими талантами, с лёгкостью делая из них новых кумиров. Благодаря именно ему весь мир узнал Trevor Fung, Fergie, Paul Oakenfold, Josh Gabriel и иных самобытных ди-джеев. Помогать людям – жизненное кредо Pete Tong. Этот англичанин впервые отыграл сет в пятнадцатилетнем возрасте на свадьбе своего друга.

«Когда я стал заниматься электронной танцевальной музыкой, то даже и не думал, что это станет делом всей моей жизни. Никогда не думал, что сделаю карьеру в этом направлении. Это было просто хобби. Но, начав путешествовать по всему миру, выступать в разных странах, я понял, что это для меня серьёзно».

До всемирной любви Pete Tong много работал на региональных радиостанциях, постигая ремесло журналиста, и выступал как ди-джей и музыкант на различных танцполах. Его страсть к доскональному изучению и непрекращающуюся практику в области электронной танцевальной музыки оценило BBC Radio 1. В тридцать один год Pete Tong в эфире этого радио представил для 17–миллионной аудитории своё шоу «Essential Selection». Оглушительный успех данного начинания оказался долгосрочным – шоу живёт и по сей день.

«Но я никогда не останавливаюсь. Потому что никогда не доволен собой, желая делать что-то всё лучше и лучше. Я всегда стремлюсь к изменениям».

В 1990-е годы Pete Tong помимо радио-шоу занимался консультированием Warner Bros. и руководил звукозаписывающей компанией London records. Тогда в чести были рейв, эйсид-хаус, рэп, транс, прогрессив.

«Каждый жанр способен породить что-то хорошее или плохое. Например, в конце 1990-х был весьма популярен ди-джей Paul Van Dike. У него был собственный звук. А теперь мы не видим людей, подражающих ему. Сейчас всё-таки третье тысячелетие, и во всём мире популярна хаус-музыка».

Pete Tong знает, что говорит. Он всегда тонко чувствует время и предугадывает всплеск интереса к какой-либо танцевальной музыке.

«Конечно, можно стать очень богатым, занимаясь всем этим. И на стиле хаус некоторые делают деньги. Но если вы отправитесь куда-либо, то заметите, что хаус не везде является коммерческой музыкой. Например, в США и Великобритании это – андеграундное направление. Зато сегодня в этих странах коммерческой музыкой является электро-поп. Вообще-то я не люблю, когда говорят: «Будет востребован такой-то стиль». Ведь в каждом жанре можно создать индивидуальную и качественную музыку».

Востребованность Pete Tong поражает масштабностью. Он известен также как резидент клуба «Паша» на Ибице и участник Heineken Thirst Tour, собравшего в Рио-де-Жанейро 10 миллионов танцующих людей. Помимо выступлений на различных зарубежных фестивалях и вечеринках Pete Tong всё-таки уделяет внимание и России.

«Россия всегда была очень гостеприимна ко мне. Я отыграл сет в Москве. Этот город показался мне фантастическим. Но многие говорили, что настоящим сокровищем является Санкт-Петербург. Я хочу быть откровенен с вами: из-за того, что я поздно вечером приехал в ваш город, мне не удалось посмотреть интересных замечательных мест, побывать в музеях. Но я обязательно вернусь сюда».

Читать далее

Kerri Chandler

Сегодня поговрим об одном из пионеров американского house-движения, диджее и музыканте, человек, повлиявший на становление и качество звучания музыки «4/4». Танцевальная культура Нью-Джерси была бы неполноценной без этого гения…

И так, Kerri Chandler родился 28-го Сентября 1969-го года в East Orange, New Jersey (Нью Джерси), его выростил отец, который ещё тогда был диджеем (и до сих пор)…мы видим, что Керри был окружён музыкой уже с первых дней своего существования. Уроки фортепьяно и несколько ночей в легендарном ‘Club Zanzibar’,принадлежавший Тони Хамфрису (Tony Humphries), сделали своё дело! Его дебют в качестве диджея состоялся в ‘Rally Record Club’, располагающийся в East Orange (New Jersey), когда ему было 13. Керри говорит, что на него большое влияние оказили The Joubert Singers и их ‘Stand On The Word’, это «песня, которую обычно Тони играл в ранние утренние часы. Это заставило меня хотеть написать HOUSE музыку!» Так же он говорил, что музыка помогла ему преодолеть очень тёмные моменты в его жизни.

Вскоре Керри, распознав в себе продюссера хаус музыки начинает создавать свои произведения на своём лейбе — Express Records, состоящего из одного человека. В 1991-м году он заключает контракт с Atlantic Records на выпуск его дебютного сингла ‘SuperLover / Get It Off’.

Человек не тратит ни часа впустую: пока многие из нас смотрят фильмы или спят, Керри занят программированием его собственной технологии микширования. Скорее всего это система что-то вроде виртуальной реальности Тома Круза, управляемая компьютером из фильма «Особое Мнение»… (подробнее на redbullmusicacademy.com)

Cлушающий ‘Atmosphere E.P.'(Shelter Records) и альбом ‘A Basement, Redlight and A Feeling’ (Madhouse) не может не поразиться его способности делать саунд таким и не ставить его под угрозу выхода в коммерцию. Керри Чэндлер способен объединять традицию и инновацию в единое.

Читать далее

Chris Amarante: Это не имя, это больше эмоции

 

Настоящее имя Стелиос. Человек-«перекатиполе», за 20 лет жизни он побывал более чем в 20 странах мира. Владеет 4-мя иностранными языками. Резидент английского лейбла 64 records. Его карьера диджея началась в 1986 году на студенческой вечеринке в Лондоне, где прошли лучшие годы его жизни. Бизнесмен, музыкант и просто хороший человек.

– Я знаю, что у Вас безумно интересная биография. По национальности Вы грек. Родились в Майами, учились в Англии, потом жили и работали в Москве. Какое Ваше следующее место назначения?

– Не могу сказать однозначно. Я человек-«ветер» в прямом смысле этого слова. Мой отец был дипломатом, и каждые 15 месяцев менялась моя родина. Между Майами, где я родился, и Украиной, где нахожусь сейчас, были еще Япония, Марокко, Ливия, Филиппины, Гонконг, Бейлис.

– Где понравилось больше всего?

– В Англии. Там я провел лучшие годы своей жизни, студенчество, которое сформировало меня как личность.

– Как переносите суровые зимние дни?

– НЕ ПЕРЕНОШУ!!!

– Как и когда началась Ваша диджейская карьера?

– Неофициально в 1986-м на студенческой вечеринке. Я тогда использовал два музыкальных центра, кассетных (смеётся), а два для того, чтобы создать эффект перехода. Официально – год спустя в клубе Heaven. Там я отыграл свой первый двухчасовой сет с пластинок перед четырехтысячной аудиторией. Что я чувствовал тогда, не передать словами. Гонорар мой тогда составил 50 фунтов!

– Как появился никнейм – Chris Amarante?

– Chris – это имя моего сына, Amarante – это греческое слово, означающее вечноцветущий цветок и что-то вечно двигающееся вперед и приносящее успех и процветание. Это не имя, это больше эмоции.

– Скажите честно, Ваше начало – это бизнес и деньги или музыка и творчество?

– Честно, мое начало – бизнес, который равен музыке, а деньги – творчеству.

– Вы пишете музыку?

– Музыку писали Бетховен и Моцарт, кропотливо вырисовывая на бумаге ноты. Я же создаю музыку, используя технологии ХХI века.

– А помимо музыки, что еще охватывает Ваша трудовая деятельность?

– Я знакомлю украинскую публику с музыкой DJs европейской электронной сцены: Sancho Panza, Different Gear, Marcus Wallis, Liza Loud, Rui da Silva, Martinez, Tiefschwarz, Tigerskin.

– Вы были в таких странах, где электронная музыка достигла максимального прогресса. Каковы прогнозы относительно Украины?

– В Украине есть маленькие группы , которые формируют электронную музыку. Они растут медленно, но уверенно, поэтому я думаю, что года через два электронная музыка в Украине даст о себе знать.

– Почему в Украине установилась такая ситуация? Ведь проводятся различные фестивали, тот же «Казантип», который уже стал международным.

– «Казантип» изначально возник как что-то романтическое, недосягаемое. Сейчас это чисто коммерческий проект. Это место встреч для людей, которые могут видеться раз в год, для этого они едут на «Казантип». Я был там в 2005 и 2006 году. Сказать честно, в плане музыки там не произошло никакого прогресса.

– Может все дело в ваших руках, в руках творцов электронной музыки?

– Самая большая проблема в том, что украинская публика не научилась воспринимать что-либо новое. Если в Европе считается новым то, что играют 15 дней, то в Украине – 4 месяца.

– Есть ли что-то, что Вы еще не осуществили?

– Да. Хочу свой остров (смеётся)

 

Читать далее

Sunchase: Оптимизм по наследству не передается

 

Александр Sunchase – молодой , амбициозный, подающий все надежды стать звездой электронной сцены. Его музыкальные широты охватывают множество направлений. Он разбивает сложившиеся стереотипы о том, что музыка подчиняется возрасту. Утверждает, что музыке, как и любви, все возрасты покорны. Романтичен и неординарен.

— С чего начинается твоё утро?

— Утро обычно начинается в 11-13 дня. Встаю и сразу включаю компьютер, правда, это в том случае, если я его выключил с вечера (смеется). Я его редко включаю, так как он работает без перерыва. Потом – ванная, кухня, проверка почты ,myspace, форумы…

— Часто просыпаешься с мыслью: «Гнусная тварь, она всегда меня будит. Как я её ненавижу! Почему я должен просыпаться от звуков, которые издает это гнусное отродье…»?

— Да! Если честно, не жалую свою собаку. Гавкает часто по утрам как раз, когда кто-то по лестничной площадке ходит. Так что утра с такими мыслями мне привычны

— Твой рецепт хорошего настроения на целый день?

— Проснуться рядом с любимым человеком.

— На твой взгляд, оптимистами становятся или рождаются?

— Думаю, что становятся. Оптимизм, ведь, зависит от многих внешних факторов. Не думаю, что он передается по наследству.

— Ладно, поговорим о творчестве. Музыка может заменять кислород?

— Иногда она может заменять все. Музыка – это 70% моей жизни на данный момент.

— На твой взгляд, DJ и музыкант – близкие понятия?

— Они близкие только в общей теме – музыка. Часто DJ’s становятся музыкантами и наоборот. У меня случился второй вариант:)

— Как на тебя повлияла цифровая революция?

— Я доволен этим прогрессом, потому что могу, не выходя из дома, при помощи компьютера написать трек. Dj’s играют теперь с ноутбуков, cd, dvd, ipod и т.д. Многие продают свое «железо» и переходят на PC. Рассказывать про это можно очень и очень долго…

— Ты начал свою карьеру c D’n’B направления. Не собираешься ли разбавить свои музыкальные широты?

— Уже разбавил. Работаю над electro/techno проектами. Пока что это только так, для себя. Опыта набираюсь. Есть еще попытки в breaks музыке. Недавно на английском лейбле Mile high вышел мой первый breaks single. На днях собираюсь накупить electro,techno пластинок, всяких mp3. Очень хочется поиграть такую музыку. Пишу также ambient и trip hop. Надеюсь, с этим тоже что-нибудь получится.

— Как ты думаешь, электронная музыка делится на возрастные категории?

— Хм! Не думаю. Не верю в этот стереотип. Разные люди бывают. Можно сказать, что молодое поколение (15-20) любят более агрессивную музыку, но везде есть исключения.

— Как ты вообще оцениваешь ситуацию электронной музыки в Украине?

— Сцена растет. Появляются новые интересные музыканты. Промоутеры привозят людей мировой величины. Правда, публика еще не всегда понимает, что к чему. Но это только дело времени. С электроникой все в порядке. Меня смущает только одно – в Украине нет ни одного house/techno/electro музыканта мировой величины.

— Что входит в твой диджейский комплект?

— Пока что только пластинки, диски и наушники, но после нового года будет laptop, midi keys controller и ableton. Ах, забыл еще, что у меня есть такие штучки-фонарики, которые я иногда надеваю на пальцы, чтобы освещать свое диджейское место (смеется).

— Твой последний микс в каком стиле написан? В студийных или домашних условиях? Что повлияло на создание?

— Домашний микс для французcкого online radio Twisted Frequency. Стиль можно определить как neurofunk-techny-drum and bass

— Назови три вещи, которые радуют тебя, заставляют идти вперед и совершенствоваться?

Первое, это — Recorder 7.1. Второе — Trentemoller – Always Something Better (Vocal Version Featuring Richard Davis) и, наконец, — Calibre – Overation.

 

Читать далее

Timo Maas: Тысячи невероятных мгновений…

 

Надо

отдать должное целеустремленности отечественных промоутеров – несмотря на тотальную занятость англо-немецкого героя, его нога таки ступила на украинскую землю. Пришелся сей знаменательный момент на среду, что повлекло за собой как отсутствие должного ажиотажа, так и проблемы с биоритмами. Или, скорее, с ритмами профессиональной деятельности, потому как многие, справедливо сочтя себя уставшими, на следующее утро на работу не пошли.

Но что ж поделать, автор незабвенного Help Me, достоин если не восхищения, то уважения так точно. Взобравшись в этом году на 63-е место монструозного Dj Mag, он уверенно вошел в пантеон музыкальных богов. Хотя, как раз этот факт интересовал нас меньше всего, потому что статус Tiesto, как выяснилось на практике его приезда, абсолютно ничего гарантирует.

Итак, придав лицам беспристрастное выражение, постараемся дать объективную оценку мероприятию. Однозначно порадовало наличие посетителей, без которых были бы бессмысленны любые ухищрения организаторов. Цветастая масса с вкраплением неизменных людей в респираторах терпеливо дожидалась появления Timo за пультом, ритмично притопывая в такт незамысловатому фону от Light’a. От более масштабных перемещений их удерживали груды одежды, возвышавшиеся по соседству. Справедливо рассудив, что май-месяц еще не скоро, организаторы о гардеробе не позаботились. Как рассказывают очевидцы, за определенную сумму работники охраны готовы были предоставить услуги по хранению, но мы их игнорировали.

Итак, Dj Конь, которому досталась почетная роль предварить появление гостя, достойно справился с задачей, оживление к часу ночи практически достигло своего апогея. Немалую роль сыграла в этом дешевизна алкогольных напитков в баре, что, собственно, и не удивительно ввиду соответствующего профиля спонсора. Что удивительно, спящих замечено не было, видимо, более чем громкий и чистый звук свое дело сделал. То же можно сказать и об освещении, лазерах и прочих дымящихся штуках – с обязательными условиями проведения подобных мероприятий у нас, кажется, уже научились справляться. Отдельных похвал заслужили плазменные экраны по обе стороны диджейской вышки, демонстрировавшееся видео отличалось редкой визуальной приятностью.

В окружении всего этого великолепия и предстал перед киевлянами сам рыжеволосый мистер “a Thousand Incredible Moments Of Music And Aural Sensations”. Именно так расшифровывается Timo Maas, и никакое это, оказывается, не имя. Переводится данная фраза как “Тысячи невероятных мгновений музыки и акустических сенсаций”, но вот судить о том, насколько она соответствует тому, что он играл, я не буду. Может быть, для кого-то этими мгновениями стали Hey Boy, Hey Girl от Chemical Bothers или Rej от Ame … Shifter я услышал, и на том спасибо.

 

Читать далее

Биография James Zabiela

Отец Джеймса был владельцем музыкального магазина, поэтому Джеймсу всегда было что послушать. И если многие ди-джеи приобщаются к электронной музыке в 20 лет, шатаясь по клубам, Забиела знает о каждом звуке с пеленок. В 15 лет Джеймс уже сам работал с отцом, имея возможность лично ознакомиться с каждой музыкальной новинкой, пришедшей в магазин. Познакомившись с местными промоутерами в магазине отца, Джеймс проложил себе дорогу в клубы, где он давал свои первые публичные выступления. Победа в соревновании непрофессиональных ди-джеев-самоучек Muzik’s Bedroom Bedlam — эта победа послужила ему доказательством того, что он обладает способностями, которые позволят ему заняться ди-джейством серьезно, и посветить этому всю свою жизнь.

Свои первые миксы Забиела записывал на магнитные кассеты и раздавал своим друзьям и всем, кого только знал. Он даже умудрился сломать три кассетные деки в процессе записи-перезаписи. Одна из таких кассет попала в руки Ли Барриджа (Lee Burridge). Многие заявляют, что у них есть знаменитая кассета Барриджа, но кто знает — наверное, врут! Барридж передал кассету Джеймса Саше (DJ Sasha) и_ понеслось! Через месяц Джеймса Забиелу запишут в обойму Excession. Джеймс начнет путешествовать со своей музыкой по всему миру: от Space на Ibiza до американского тура Airdrawndagger. Сегодня Джеймс — это яркая звезда, входящая в 20-ку сильнейших мира сего (11 место в чарте лучших в 2003 году и 15 место в 2004).

Возможно, секрет Джеймса в стремлении идти в ногу со временем прямиком в эру цифровых технологий. Скретчинг, редактирование собственных треков во время лайв-сетов, использование эффектов и аккапелл сделали Джеймса прогрессивным в широком смысле этого слова ди-джеем.

Теория Джеймса: чтобы музыка развивалась, надо делать что-то новое!

Читать далее

DJ Hyper: Мой любимый писатель – из Киева!

Он буквально за несколько лет оказался звездой мирового брейкса, владельцем Kilowatt Recordings, резидентом Bedrock и отцом маленькой дочки. Как его так угораздило, мы узнавали незадолго до сета Hyper в клубе «Синема».

– Ты используешь в своих треках живые инструменты. Почему выбрал этот формат?

– Правильно, я играю синтезаторные партии и сэмплы, используя Ableton Live во время наших живых представлений. Ты чувствуешь потрясающе иную динамику. Я вырос на рок-музыке, и думаю, что это вполне естественно – использовать в треках живой материал. Электронная музыка никогда не сможет сравниться с мощью живого звучания.

– Какая музыка тебя затянула в сторону брейкс?

– Я слушаю много чего, особенно разный панк типа Descendents, The Futureheads and The Subways. Обожаю Sex Pistols. Мы что-то возьмем из них для следующего альбома. Панк-музыка оказала большое влияние на мое творчество. В брейксе я оказался благодаря ‘Influx’ DJ Shadow. После него я стал слушать больше электроники и хип-хопа, а ‘Blowpipe’ Rennie Pilgrem и ‘Bassline’ Semi Detached окончательно увлекли меня в брейкс.

– У тебя, по-моему, дочка совсем недавно родилась? Каково это – быть папой и диджеем одновременно?

– О-о, моя личная жизнь очень отличается от сценической. Знаешь, ребенок фантастический, ей уже 16 месяцев, и она занимает практически все внимание моей жены, так что мы редко видимся. Она приезжала ко мне на прошлой неделе.

– Ты уже придумал, кем станет дочка в будущем? Вдруг, тоже диджеем?

Не думаю (смеется). Моя жена хочет, чтобы она стала балериной. Думаю, у нее будут определенно другие музыкальные вкусы.

– А жена какую музыку предпочитает?

– Она у меня талантливая пианистка и певица, но нравится ей куча всякого поп-мусора типа Алиша Кейс (смеется). Если честно, то она все подряд слушает.

– Как тебе атмосфера на вчерашней вечеринке во Львове?

– Украинские диджеи рулят!!!!! Огромное спасибо за их поддержку. Вчера было мега круто! Я даже танцевал.

– У тебя недавно вышел первый альбом We Control. Твои впечатления от проделанной работы?

– Да, это моя первая работа в роли диджея. Звучит пластинка очень хорошо, а продается еще лучше. Хотелось дать по максимуму живого инструментального звучания, и меньше всего хотелось делать брейкбитовый альбом. Я пытался сделать материал, основанный на собственных музыкальных вкусах. We Control – это не пластинка с танцевальной музыкой, это пластинка с песнями. Мы собирались писать треки длиной не более трех минут или около того. В альбоме сочетаются electro, acid, rock и punk с вокалом, который берет свое начало в хип хопе. Работая над новым материалом, мы поняли, что в некоторые треки можно добавить живых гитар, а в какие-то — больше вокала. Я встретился по этому поводу с Лероем Торнхилом, раccказал идею, и мы решили работать над этим вместе.

– Книга, которая тебя впечатлила в последнее время?

Знаешь, это прикольно, ты попала прямо в точку. Потому что мой любимый автор – Андрей Курков из Киева. Его книга Death and the Penguin – лучшая из всех, что я когда-либо читал. Смахивает на экзистенциальный триллер, который очень ярко описывает постсоветское общество.

Читать далее