Квадратура куба: Интервью с Кубиковым!

Миксмаг.ру встретился и побеседовал с одним из лучших российских диск-жокеев – Антоном Кубиковым. Любитель утонченных ритмов, музыки с приставкой «intellegent», крайне харизматичная личность и просто хороший человек.

Если разговор в кругу российских меломанов заходит о продвижении и успешности российской музыки на Западе, то неизменно кто-нибудь упомянет имя Антона Кубикова, или его, совместного с Максимом Милютенко, проекта SCSI-9. Кто-нибудь вспомнит его ночные эфиры на радио «Станция 106.8», кто-то ходит танцевать на его, совместные с Сергеем Сапуновым, вечеринки «Nu Gravity» в московском клубе «Солянка», а сам Антон уже давно оброс авторитетом на российской танцевальной сцене, играя при этом всегда только ту музыку, которую кто-то, быть может, назовет словом «интеллигентная», мы же скажем просто – хорошая музыка с человеческим лицом. В итоге у нас накопилась масса вопросов к диджею и мы решили с ним побеседовать.

Несмотря на то, что сейчас очень модно бравировать словом «intellegent», в нашей стране совсем немного диск-жокеев, которые всю свою жизнь занимаются пропагандой такого рода музыки. Ты, точно являешься одним из таких – своими ночными эфирами на «Станции 106.8» многим открыл глаза на музыку, которую редко где можно было услышать. Кто-то даже говорит, что в московской тусовке любителей электронной музыки именно ты начал популяризировать тот же Basic Channel.

Честно говоря, я был очень удивлен – ведь когда я для себя открыл этот лейбл, он уже существовал три года. И очень от этого обломался. Вот смотри – этот лейбл начал существовать с 1993 года, а я в этом году начал слушать электронную музыку, а в 94-м заиграл как диджей. И тогда я просто не знал что есть такой лейбл – Basic Channel. А если бы я тогда знал что это такое, то я бы не играл транс. Ведь в те времена мне одинаково нравились St. Germain “Alabama Blues” и какой-то хэппи хардкор и транс. В «Острове Сокровищ» играл пластинки Пол Ван Дайка, который мне, кстати, и сейчас нравится. Только времен альбома «45 RPM». А тогда я не знал где такую музыку, вроде Basic Channel, найти. И поэтому приходилось играть то, что можно было достать.

А как тогда музыку-то доставали? Сейчас понятно, есть интернет…

…а раньше были диск-жокеи, у которых можно было купить что-нибудь им особо не нужное. Я музыку покупал у Зорькина и у Компаса-Врубеля. Тогда диск-жокеи и не ездили особо за границу – пластинки привозили всего пара-тройка человек. А диск-жокеи не ездили, наверное, потому что денег им тогда почти не платили. Точно знаю, что возил Жмакин, еще кто-то, а под открытие клуба «Птюч» Осад специально ездил в Нью-Йорк и купил там невероятную тучу пластинок. А заказывали по журналам, по чартам диджейским, компьютеров ни у кого не было, интернета, считай, еще не было. Году в 96-м, Боря Романов правда уже что-то искал в интернете. А я боялся интернета, хотя и подключил его себе в 96-м году. Но где что искать – я совершенно не понимал. Но тогда уже был и «Дискоксид» и «Monster Music», уже можно было что-то себе найти интересного.

Но все это «интеллектуальное техно», являлось на тот момент очень специфичной музыкой.

У меня в тот период был какой-то определенный внутренний настрой, я старался прочувствовать эту музыку, найти в окружающей музыке какую-то интеллигентность. Ну и плюс мне нравилось сумасшествие. Чем больше музыка не от мира сего тем, как я тогда считал, она круче.

Ты проводил какую-то черту?

Существовала некая грань – то есть была музыка уже за гранью, а была та, что на грани. Были какие-то пластинки, с музыкой, вроде той, что сейчас Minus активно выпускает.

Эдакий звуковой дизайн?

Я бы сказал ритмический звуковой дизайн. Такой, самый дурацкий минимал, и в совокупности можно, наверное, из него какие-то пассажи выстраивать, что сейчас все и делают. Тогда такой музыки было просто мало, и она порой прокатывала. Эдакие «кнакалки» и «щелкалки» — я даже не знаю, что это были за артисты, меня тогда они мало волновали, пластинки по другому принципу покупал.

Тебя причисляют к тусовке что крутилась вокруг клуба «Птюч».

Незаслуженно причисляют, надо заметить. Я играл там пару раз и оба раза неудачно – все потому, что я тогда играл транс. И причем там была смешная ситуация. Я понимал что такое «Птюч»…

…он действительно, если верить молве, был прибежищем наркоманов тяжелых?

Не было ничего такого! Вот что сейчас происходит в клубах, то и раньше происходило – просто люди были другие, да музыка другая – а так, все также как и сейчас было. Обычное клубное движение.

А чем отличалось клубное движение того времени от сегодняшнего? Тот же «Птюч»?

«Птюч» стал первым модным клубом. Действительно модным. Люди приходили танцевать, какие-то, быть может, общаться. А я вообще приходил в клуб спать. Потому что у меня не было денег ни на танцевать, ни на бар, ни на что не было денег. Приходил и слушал музыку. Садился где-нибудь и слушал. Правда не часто ходил.

В то время существовала некая когорта диджеев-«интеллегентов»…

….громко сказано. Были Зорькин, Компас-Врубель, Салмаксов. Все крутилось вокруг техно.

А техно – интеллигентная музыка? Многие любят сравнивать ее с джазом.

Я не могу сказать что техно это интеллигентная музыка. Ричи Хотин вообще сказал, что техно – это не музыка. Мне кажется, что техно это своеобразное культурное пространство. Как происходило с пластинками Studio1, которые изначально проходили по категории «даб». Это же, по сути, совершенно не танцевальная музыка которую на танцполы у нас вывели такие умельцы как я и диджей Ухо, которым эти звуки очень понравились. Но люди под нее все-таки не танцевали. Хотя любую музыку можно сделать танцевальной. Главное правильно подать.

Вот чилийцы тут шухеру навели с переделками цыганской музыки, не хотел бы с русским фольклором повозиться?

Нет. Мне не очень нравятся песни на русском языке. Да и «валенки-валенки» на техно-ритм плохо ложатся. Хотя песни с русского Севера – там да, там красивый вокал. Особенно те, которые исполняются а капелла.

Сейчас заметен всплеск интереса к Basic Channel и Studio 1. Можешь как-то прокомментировать?

В один прекрасный момент мне надоел Rhythm & Sound, потому что стало попахивать какой-то коммерцией – выпускать один и тот же ритм, меняя лишь голоса, для меня это, по меньшей мере, скучно. А потом я понял, что это вообще чистый бизнес, и когда я это понял для себя, как-то стало на душе не очень хорошо. Ведь люди тупые – все купят. Бренд раскрутили и продают спокойно. То же самое, кстати, сейчас происходит и с Minus. Но если звезды зажигаются, значит это кому-то нужно. И это уже не музыка, это феномен какой-то. Настолько сильно вбили людям в голову, что это так круто. А ведь на эту волну еще надо настроиться. У меня были такие моменты – когда я настраивался на какую-то определенную музыку, говорил сам себе что эту музыку я буду играть.

Какую именно?

Абсолютно разную. Ведь музыка не всегда нравится сразу. Бывает – купил пластинку, не нравится она тебе, но ты ее отложил в дальний угол, и потом, по прошествии какого-то времени, в поисках чего бы такого сегодня поиграть натыкаешься на нее и понимаешь что это именно то, что надо.

Если судить по тебе, как по интеллигенту от танцевальной музыки – вот был допустим у тебя ранний Херберт и Svek, а что сейчас можно назвать интеллигентной музыкой?

Сложный вопрос, но мне кажется действительно интеллигентной музыкой можно назвать то, что выпускает Wagon Repair, то что делает Рикардо Виллалобос, именно его сольные работы, и, наверное лейбл Perlon, который, сколько я его помню, всегда шел своим путем.

Сложный у тебя путь был на вершину Олимпа?

Не знаю. Всегда я зарабатывал себе на жизнь тем, что приносило мне удовольствие. Правда количество денег всегда было разным. Ведь есть два пути туда: ты можешь быть везучим, и потратить на этот путь совсем немного времени. А второй путь это работа – когда просто идешь вперед, по чуть-чуть, но постоянно вперед. И главное тут не размениваться, не прогибаться под то, что от тебя хотят.

SCSI-9 это яркий пример того, когда идут по второму пути…

Есть такое. И это при том, что мы ничего, по сути, не добились.

А что же вы хотите добиться?! Стать номер один в чартах Billboard?!

Ну хотя бы и так. (смеется) А на самом деле ощущение такое, что мы что-то делаем не так.

Но ведь вы единственные из русских музыкантов, которые хорошо известны на Западе.

Да какая разница?! Никто же не виноват в этом. Никто не виноват в том, например, что Тарковский единственный из наших режиссеров, кто действительно отметился на Западе. Но то, что мы одним – наверное на это есть объективные причины. Ведь у нас полно людей которые могут дать жару. Я много думаю над этим. Может я не русский?! (смеется) Может быть я понял просто из каких ингредиентов нужно делать музыку. Ведь смотри, на определенном этапе музыка SCSI-9 это была смесь из Basic Channel, Studio 1 что-то из Svek, из G-Man. То есть из той музыки, что я тогда играл, брал какие-то интересные ингредиенты.

Но ты, вероятно, говоришь о ранних треках SCSI-9, сейчас у вас совершенно другая музыка.

Сейчас тоже откуда понадергали.

Ее можно назвать поп-музыкой?

Да, это поп-музыка. И, что самое интересное, это никак не влияет на продажи. Лейблы нам не пишут, мол, давайте свою музыку. Тот же Kompakt написал давайте что ли поменьше будете пластинок выпускать. Хотя куда уж меньше – одна пластинка в год у них выходит с нашей музыкой.

У тебя есть лейбл – Pro-Tez, вокруг которого собрал какое-то количество музыкантов. Ты чувствуешь в них силу?

Музыкантов, на самом деле, мало. И я от этого очень страдаю. Хотя лучше скажу так: музыкантов много, но поскольку они русские управлять ими нереально.

Почему?

А потому что получится фальшиво все. Вот есть, например, музыкант Lazzich – бездонная бочка музыкальных идей, но выловить так что-то, что мне нужно – практически невозможно. И даже если я такой трек выловлю, и прошу его сделать трек в таком же духе – он не сделает. А вот западный музыкант, через час, прислал бы еще. Потому что они все работают с клише. А наши, даже если они и работают с клише как, например Бивойс с Егором «Киллагерцем» и Каст с Силом – у них получается что-то свое. И мне кажется по этому подходу они ближе к Европе.

Мне кажется, что они вряд ли выйдут в Европе на какой-то заметный уровень.

Подожди, время пройдет некоторое и выйдут. Бивойса уже букируют в разные страны мира. У них есть огромный потенциал, вот у этих двух проектов и все у них будет хорошо.

А если мода на минимал закончится?

Даже если мода на минимал закончится вот у этих четверых деятелей искусств все будет нормально. Они просто поняли принцип, по которому работает западный шоу-бизнес.

А как он работает?

Я не могу тебе сказать, потому что так и не понял. Ведь нам, SCSI-9, очень сильно повезло в свое время, потому что мы попали на Kompakt.

Если судить по клубной жизни Москвы, то создается впечатление что тут все прошло.

Согласен. Потому что все эти «конфетки-бараночки», этот купеческий дух – он никуда из этого города не денется. Этот город не сможет стать культурной столицей. А то, что касается клубной жизни, то «экстазийная» волна уже давно прошла. Ну и плюс есть такое ощущение, когда оказываешься в Берлине, то чувствуешь там свободу. Не знаю как это объяснить – это просто чувствуешь и все. Оставим разговоры про свободу либералам из 90-х. И я не говорю что хочу жить в Берлине или Кёльне, я хочу жить в Москве, периодически куда-нибудь уезжая, но все равно возвращаясь сюда. И это никакая не ностальгия, мне тут просто хорошо. А там, свобода есть, но куда ее применить – непонятно. И свобода у них там такая, что всем на всех плевать.

Да конечно, там лучше жить, объективно если смотреть на вещи, но я же не могу перетащить туда всех своих друзей, к примеру. Мне очень нравится бродить в районе Хитровского рынка, рядом с «Солянкой». Мне кажется что вот это и есть та самая, настоящая, Москва. Несмотря на то, что ее застроили плотно. И вот гуляя в этом районе я почему-то почувствовал себя в Москве. Идешь по улице, а тебя что-то цепляет, что-то из космоса видимо. Хотя раньше еще нравилось Замоскворечье, правда сейчас там тот дух пропал.

Ваша музыка ассоциируется на Западе с Россией, с русскими?

Вроде пока никто не проводил таких ассоциаций. Хотя мы с немцами очень похожи. Хотя бы потому, что когда напивается русский и немец, то их просто становится невозможно друг от друга отличить.

Ты много гастролируешь по стране. Что мог бы сказать о стране? Некоторые жалуются на то, что ты в регионах очень жесткую музыку играешь.

Бывает по-разному. Да и учитывать надо то, что я не у себя в клубе играю, где порой тоже не знаю, что мне бы такое сыграть. Как правило, первый час-два я играю очень спокойно и ровно, а потом могу устроить настоящий рейв. А жесткую музыку я играть не могу – у меня таких пластинок уже не осталось.

Возвращаясь к Pro-Tez, что с ним происходит сейчас?

Скоро должны выпустить пластинку питерского диджея Кораблева. Его музыка нам очень близка и по духу, и по музыке.

А что Pro-Tez близко по духу?

Сначала я собирался выпускать музыку в духе той, что пишет Ян Елинек. Которая потрескивает, пощелкивает. Потом понял, что я с этой музыкой прогорю, да и написать в таком духе у нас может один-два человека. Хотелось некоей утонченности. А потом вообще выяснилось, что такую музыку никто не покупает. И потом решил выпускать то, что есть, придерживаясь, правда, каких-то рамок.

А этот лейбл популярен?

Нет, лейбл Pro-Tez не популярен. С ним вообще катастрофическая история: в связи с тем, что у нас нет своего рекламного агента в Европе, то о лейбле никто не знает вообще. Те, кто слышал наши пластинки, отзываются очень хорошо, но большинство совершенно не знает о нашем существовании. О двух последних релизах наших рецензент Bleed не написал ни слова в журнале De:Bug. Причем он пишет рецензии на практически все пластинки, которые выходят за месяц. Проблема просто в том, что мы не в Европе, и поэтому вплотную заняться рекламой мы не можем. А чтобы что-то получилось – все должно работать четко, как часы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *