DJ Сухов: «В милицию меня забирали за брейкданс»

Товарищ Сухов начал продвигать хаус музыку еще в начале 90-х и до сих пор держит марку. Сначала это было хобби, которое со временем переросло в профессию. Об этом, а также диджейских буднях совка, семейном счастье и аморальном брейкдансе мы успели поговорить с Олегом до начала его выступления в киевском клубе «Гринвич».

– Олег, когда ты начал интересоваться музыкой? На какой музыке воспиталось пристрастие к хаусу? Как удавалось достать необходимые пластинки в совке?

– Лет в 13-14. Кроме рока, который тогда слушали все, меня интересовали достаточно странные группы для того времени. Это были Craftwerk, Rockets – то есть совсем электроника, которую понимали немногие. Тогда ведь нельзя было пойти в магазин и вот так просто купить компакт или винил, поэтому все происходило странно, были какие-то нелегальные каналы, через которые привозили диски, их переписывали по 15 раз, обменивали на другие. Самые известные точки обмена в Москве – возле комиссионного магазина в центре города: там продавалась аппаратура, и тут же ходили люди, которые под пиджаками держали последний альбом группы Kiss. И это стоило серьезных денег, скажем, как половина зарплаты инженера. Для многих это был образ жизни – поиск именно того, что интересно. Но поскольку существовал дефицит, то люди слушали практически все подряд.

– Кому из музыкантов того времени ты бы выразил респект? Егор Летов, Богдан Титомир, Женя Белоусов …

– В 90-х стало меньше профессионалов. Хотя появлялись какие-то интересные проекты. Я даже не понимаю, за счет чего они существовали. Наверное, за счет Гостелерадио, их прокручивали по телевидению, за что они получали какие-то гонорары. Например, прибалтийская группа «Зодиак», аналог Craftwerk’а, была достаточно оригинальной. Попса мне была изначально неинтересна. Понятно, что секрет популярности этих наших динозавров до сих пор держится на том, что у людей не было выбора. Они включали одну кнопку, потом вторую, а видели одни и те же фейсы в любой праздник. Ну и волей-неволей люди влюблялись в этих артистов, полагая, что ничего другого не существует. В то время как на каких-то прокуренных кухнях люди слушали Beatles и понимали, что существует какая-то другая музыка, ничего не стоит на месте. Если ты чем-то интересуешься, то можно найти альтернативу даже в самой закрытой стране.

– C какими проблемами приходилось столкнуться тому, кто хотел заняться диджеингом в Советском Союзе?

– Я очень завидую современной молодежи по той простой причине, что они не тратят время на банальные вещи: поиск одежды, решение бытовых проблем. Для людей купить джинсы по тем временам была проблема, а для некоторых событие целое. Когда мозги свободны от таких проблем, они уже могут интересоваться искусством, культурой, путешествовать, познавать. Существовало определенное табу, дресс-код что ли, советская мода на прически. Ты не мог выкрасить волосы в красный цвет и воткнуть серьгу в ухо. Иначе тут же попадал в категорию маргиналов, тебя останавливали на улице и забирали в милицию. В то время всю молодежь контролировал комсомол. Существовала такая профессия как дискжокей, точнее, ведущий музыкальных программ. У человека это было записано в трудовой книжке, существовали определенные ставки, как у скрипача. Ведущий первой, второй, третьей категории — от чего, соответственно зависел твой заработок. И, кроме того, что этот человек дожен был постоянно аттестоваться в какой-то специальной структуре при комсомоле, он показывал свою программу: вот на дискотеке будет Алла Пугачева, потом Валерий Леонтьев, потом «Самоцветы». А если присутствовали зарубежные исполнители, комиссия настороженно относилась. Существовал целый список запрещенных групп, те же Kiss туда относились. Считалось, что это фашисты, маргиналы, антисоветчики.

– А выходки, проделки за тобой какие-то числились, которые попадали под статью закона? И как с этим боролась милиция?

– Существовало такое понятие как Дворец культуры, при заводе, например. Вечером там проходили какие-то молодежные мероприятия, дискотеки. Тогда на подьеме был брейк-данс и все, что с этим связано. Вместе вот с этой компанией брейкдансеров я попадал в милицию просто за «танцы в общественном месте». Проще говоря, не нравилось им, как мы танцювали. Они составляли протокол по какой-то железнобетонной формулировке, в итоге – штраф или предупреждение.

– На какой аппаратуре ты начал диджействовать?

– Я сводил на бобинах, в которые встраивался питч-контроль. «Юпитер», «Нота» – популярное тогда оборудование. Обязательно был человек, который разбирался в электронике, вскрывал магнитофон, впаивал резистор. Компьютеры тогда занимали площадь примерно как этот клуб, поэтому все делалось вручную. На глобус наклеивались стеклышки и получался дискобол. На кассетах сводить было вообще нереально, ведь на бобине можно еще как-то притормозить. А вообще во многих заведениях материалы ставились с кассет: сначала одна, потом обьявлялась другая. Люди останавливались между танцами, слушали как их «зажжет» диск-жокей и так далее. Обязательно была медленная песня, ну как же без этого – две быстрых, одна медленная, одна на русском языке.

– Как у вас с Полиной получается, играя в одном стиле, „сыгрываться” в жизни? Из-за пластинок не деретесь? 🙂

У каждого свой путь. Понятно, что мы любим один саунд. Но когда мы заказываем пластинки в интернете, у каждого есть свой любимый набор лейблов и пластинок, и нам до сих пор интересно играть вместе. Мы постоянно в разьездах и не успеваем надоедать друг другу. А из-за пластинок драться глупо, ведь сейчас не нужно стоять в очереди в магазине. Все заказы делаем через интернет.

– Скоро исполнится 11 лет твоей радио-передаче Garag Sound System. Как удалось так долго продержаться?

– Я надеюсь, так долго она не просуществует. Не то, чтобы это тяжело. Но очень тяжело быть интересным на протяжении такого большого периода. Поэтому будем надеяться, что лет через 10 это будет нечто совсем иное. Сейчас такое количество радиопрограмм о клубной культуре. Мы думали, что уже потерялись во всем этом винегрете. Но, тем не менее, что-то нам помогает держаться на плаву.

– Твое жизненное кредо?

– Делать, что должен, и будет, что будет. Это лозунг моего поколения, когда люди действуют практически без оглядки. Больше руководствуясь инстинктом, а не расчетом: я буду учиться в таком-то колледже, потом в таком-то институте, потом уеду за границу, потом женюсь. Наше поколение по-другому воспитано, им тяжело выжить. Зато часть живет настолько свободно и в гармонии с собой, что им стоит позавидовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *