DJ Viper — Интервью

DJ Viper: «первый сэт — это попытка съехать с горки на лыжах: долго представляешь как это будет, но в итоге все равно съезжаешь на ж*пе…»

 

DJ Viper играет в московских клубах с середины 90-х, когда он увлекся электронной музыкой в духе Kraftwerk, L.A. Style и KLF. Он резидент вечеринок «GARAGE SOUND SYSTEM» и частый гость крупных российских рейвов. Выступал за одним пультом с Boy George, Steve Lawler и David Guetta, всегда открыт для новых идей, а основными приоритетами в работе считает искренность и качество.

Fracty: Когда Вы поняли, что должны заниматься музыкой, ди-джейством?

Viper: Я не понимал, что ДОЛЖЕН заниматься музыкой, нет. Я понял, что мне это НРАВИТСЯ. А поскольку мне это нравится, зачем заниматься чем-то другим?

Как правильно заметил один Российский миллиардер в интервью известному журналу, ты “должен быть excited about it”, то есть, воодушевлен тем, что делаешь. В этом случае тебе очень сложно выполнить свою работу плохо. Конечно, на качество твоей работы влияют терзающие тебя сомнения и внутренние противоречия, но это уже другая история. Поиск внутренней гармонии не зависит от рода деятельности. Конечно, были и бывают моменты, когда хочется бросить это занятие. Но это не более чем мысли. Потому что уже на второй день оторванности от профессии остро начинает ощущаться потребность работать, выбирать пластинки, лететь в другой город.

F: Какие впечатления у Вас остались о первом сэте?

V: Такие же, как от первой попытки съехать с горки на лыжах. Долго представляешь, как это будет, готовишься, но в итоге все равно съезжаешь на ж..пе =)

F: Кто повлиял на Ваш музыкальный вкус? (проекты, коллективы, музыканты)?

V: Если говорить о тех, кто дал первый толчок, то список будет стандартным. Тех, кто способен “зажечь” огонь в душе редко бывает много. А вообще считаю, что повлияли все, кого я слышал – любой трек, сэт. Ведь все равно анализируешь, составляешь свое мнение. И это откладывается определенным багажом, неким кластером музыкальной эрудиции в твоей памяти. Ты можешь относиться к той или иной композиции хорошо, можешь относиться плохо, — но это отношение – твое отношение, и оно влияет на то, что ты делаешь.

F: Какие увлечения и хобби были у Вас в детстве?

V: Детство – слишком беззаботная пора, чтобы говорить о серьезных увлечениях. Но одно было. Я обожал с друзьями строить в лесу шалашы и землянки (без шуток). Причем, это были достаточно капитальные сооружения, — (землянки были по 2.5-3 метра глубиной, крыша – из бревен, срубленных в этом же лесу, покрытых шифером или рубероидом, а сверху еще и слой дерна). Внутри обычно ставилась металлическая печка. Бревна для строительства рубились тут же (это был Советский Союз, и рубить можно было сколько угодно – деревьев тогда никто не считал).

F: Что бы Вы выбрали — небольшой чиллаутный зал или главный танцпол?

V: В зависимости от настроения, а лучше поиграл бы и там, и там =)

Таким образом, кстати, можно найти решение вечной проблемы – когда тебе хочется сыграть ОЧЕНЬ МНОГО и ОЧЕНЬ РАЗНОЙ музыки, а по времени ты ограничен.

F: Какое направление клубной музыки Вас, как ди-джея, никогда не интересовало?

V: Hard House. Не скажу что это плохо, но у меня эмоций не вызывает.

F: Какие проекты Вы бы отметили на Российской Электронной сцене и каковы на Ваш взгляд перспективы развития электронной музыки в России?

V: Перспективы развития электронной музыки весьма туманны, поскольку весьма туманно будущее самой России. Страна, сидящая на ”нефтяной игле”, да еще и в цепях под названием “управляемая демократия”, полностью утратившая позиции в сфере производства не может иметь стабильного рейтинга. Конечно, хочется надеяться на лучшее, но приходится просчитывать любые варианты развития ситуации.

Проекты – их достаточно много, и среди них достаточно много успешных. Бывает, играешь пластинку, очень нравится, и лишь потом с удивление узнаешь, что трек то написал парень из Екатеринбурга. Жалко, что наших музыкантов узнают сперва на Западе, а потом (если повезет) на Родине. Возможно, эта ситуация изменится, — года этак после 2008.

F: Что самое сложное на Ваш взгляд в работе ди-джея и можно ли научиться удержать танцпол?

V: Научиться удержать танцпол… Дело в том, что не всегда есть смысл его удерживать. Иногда бывает, что играет один человек, играет одни хиты, а люди “сливаются”. А потом его меняет другой человек, ни одного хита, но смотришь – через полчаса на танцполе яблоку негде упасть. Мне кажется, люди чувствуют, насколько ты искренен. Этому, наверное, и нужно учиться. Если у тебя “мурашки по коже”, у людей на танцполе чаще всего тоже.

F: Каковы на текущий момент музыкальные тенденции в клубной музыке и как они влияют на Ваше творчество?

V: Электронная музыка живет по своим законам, неподвластным прогнозам критиков и аналитиков. И эти законы мне очень напоминают законы, по которым живет мир финансов и инвестиций. Что такое цена на акцию, например, ЛУКОЙЛа, откуда она берется? Она берется из совокупности мнений, ожиданий, настроений сотен тысяч продавцов и покупателей. И это система с таким количеством параметров, уравнение с таким количеством неизвестных, что тенденции ты видишь: вот цена 2356 рублей, а через 10 секунд 2371. Но какова будет цена еще через 10 секунд, ты узнаешь лишь через эти самые 10 секунд. К чему я веду: музыкальные тенденции, как и рыночные настроения, логикой предсказать сложно. Я больше доверяю интуиции, основанной на опыте.

F: Заботитесь ли Вы как дискжокей о своем имидже и внешнем виде?

V: Одежда должна быть удобной и опрятной. Хорошо еще, если она со вкусом подобрана. Я шить себе “концертные костюмы” считаю излишним. И хотя многие мои коллеги практикуют такой “пошив”, мне бы не хотелось отвлекать людей от музыки яркими шапками или костюмами космонавта. Пусть они после вечеринки на форумах и в чатах обсуждают музыкальную атмосферу, а не тряпку, которую я одел.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *