Jeremy P Caulfield: Детройт стал жадным и ленивым…

 

Глава Dumb-Unit, любитель украинского пива и просто замечательный человек Jeremy P Caulfield во второй раз приехал на свою праисторическую родину, чтобы отыграть 3-х часовой сет в Cinema Club. Конечно же, minimal, конечно же, отличный…и уж наверняка не в последний раз.

— За счет чего ты добился успеха в Канаде?

— Мне практически все пришлось делать самостоятельно, иногда, естественно, мне помогали партнеры. Когда я начал играть techno, в Канаде были исключительно house клубы. Когда я стал играть minimal, повсюду можно было услышать одно только techno. Не самые лучшие условия для деятельности, но зато в итоге мы могли гордо сказать, что наши вечеринки и клубы оказали влияние на всю сцену… You have to stick to your guns

— Что в планах твоего лейбла Dumb-Unit, да и вообще, расскажи, как все началось?

— Я открыл Dumb-Unit в Торонто в 2000-м году, он предназначался для того, чтобы издавать музыку, которую мы делаем. Когда я переехал в Берлин, то взялся за дело со своим немецким партнером… Последнее из того, что мы выпустили – это моя компиляция Detached works. Скоро выйдут пластинки от Sarah Goldfarb, Lee Curtiss, Ryan Crosson, Geoff Serge, Butane…

— Как относишься к развитию цифровых технологий в диджеинге?

— Лично меня это очень радует, потому как я могу первым играть всю новую музыку. Друзья, знакомые и просто музыканты присылают кучу записей и для меня очень важно то, что я могу их опробовать до того, как они выйдут на виниле. Я играю вот уже 15 лет, приятно, что хоть что-то за это время немного изменилось) Да и музыку я пишу в том же Ableton Live.

— Ableton? Наверняка это не все…

— Да, я использую аналоговые приборы наряду с программами Waldorf pulse , Jomox, Machine Drum и Cubase. Я не пользуюсь plugin’ами Ableton, эта программа мне нужна только как секвенсор.

— Около года назад ты переехал в Берлин. Что можешь сказать об этом городе, твои первые впечатления?

— Впервые попав туда, я сразу стал изучать, кто серьезен, а кто нет. Множество людей обещали мне помочь и все такое… Но когда они видели, насколько много им предстоит сделать, весь энтузиазм куда-то пропадал. Сейчас я работаю с прекрасными людьми, которые действительно отвечают за свои слова. Мне нравится Берлин, хотя, как и в любом городе, там есть свои плюсы и минусы. Местные немного ленивы, сам город грязный и серый, но зато много театров, искусства и т.д… А еще там иногда довольно сложно выступать, прямо стресс какой-то, когда ты знаешь, что все вокруг или диджеи, или музыканты.

— В звучании Detached works заметны модные тенденции немецкого minimal. Не боишься ли ты, что Dumb-Unit утратит свою оригинальность и станет одним из многих Berlin-based лейблов?

— На самом деле, на этом диске нет ни одного артиста из Германии, просто немецкий саунд очень интернационален. Многие любят порассуждать на тему того, что minimal умер, хайпа больше нет…Но minimal трансформируется, возвращается к своим корням, как house или techno. Я underground DJ, я не играю progressive или trance… I need heartbeat music…

— На Detached works есть трек от москвича Василия B Voice, что скажешь об уровне росийских продюсеров?

— Я выпустил совсем немного треков этих парней, они еще выходят у нас как Midiots. Да, Василий – отличный продюсер.

— Считают ли немцы Украину экзотической страной?

— Да не особо… На самом деле немцы считают все страны, кроме своей, очень экзотическими. Это очень патриотичная нация.

— Как тебе музыка Сергея IQ, с которым ты выступал в Cinema Club?

— Он пишет интересную музыку, я как раз собирался послушать его новые работы. Видел Сергея в Германии, он накупил там кучу новых инструментов. Мне очень нравятся звуки, которые он создает, и то, что он работает во многих стилях.

— Повлиял ли на тебя Detroit в начале карьеры, согласен ли ты с тем, что именно там зародилось minimal techno?

— Каким-то образом повлиял, Underground Resistance etc… Но сейчас Детройт стал жадным и ленивым, он больше не развивается. Вот почему Detroit techno сейчас не популярно, тамошние диджеи слишком многого хотят. Много славы, денег и положения. Поэтому они и остаются в Детройте. В свое время я говорил с Mike Banks, и он знал, что это случится, что это ранит Детройт. Также там много музыкантов, которые делают отличную музыку, но абсолютно не прилагают усилий, когда играют как диджеи. Те, кто что-то делает, те все и получают: Jeff Mills, Claude Younge, Rolando…Они хорошие люди.

— Твоя жизненная философия?

— Использовать то, что есть, для достижения своих целей. Забыть о том, что имеют другие и сфокусироваться на собственных преимуществах… Работа, которую ты делаешь, это самое главное, и ты должен быть лучшим…. Окружать себя хорошими людьми, которые верят в тебя, но могут направить, если ты собьешься с пути. Знать, что есть время для того, чтобы что-то делать, и время для того, чтобы остановиться и поразмыслить. С умом использовать и то, и другое… Быть в курсе происходящего, но не позволять этому отвлекать тебя.

— Чем сейчас занимается твой друг Jake Fairley?

— Подсчитывает свои гонорары как Fairmont… Наши пути разошлись, то есть мы, конечно, можем встретиться, попить пива, но в плане музыки нас ничего не связывает, он сейчас делает какой-то скучный acid, а я отдаю предпочтение tech-драйву.

— Насколько я знаю, твои предки из Украины…

— Да, мой дедушка из Украины, он приехал в Канаду в начале 20 века и стал работать на автомобильную компанию Форда. Затем дешево купил несколько автомагазинов и очень быстро разбогател. При этом он так и не научился читать и говорить по-английски, когда покупал, к примеру, дом, то вместо подписи просто ставил Х.

— Факты, которых никто о тебе не знает?

1. В детстве я прожил три года в Гонконге.

2. До того, как стать диджеем, я работал графическим дизайнером, весь дизайн Dumb-Unit – моих рук дело.

3. Я люблю Belle and Sebastian

— О чем тебя спрашивают чаще всего?

— Есть ли у тебя девушка?…Можешь поставить что-то потяжелее?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *