Скрытый талант — Martin Buttric

Мартин Буттрих, человек, которому своей популярностью обязаны Тимо Маас и Локо Дайс приезжает в «Солянку» и 23 ноября дает одно выступление. Его творчество интересно, а жизненная позиция удивительна, и мы решили рассказать о нем чуть подробнее.

В детском юмористическом журнале «Ералаш» был такой сюжет – выходит на сцену мальчик-музыкант, играет на пианино, отыграл – ушел; следом за ним выходят мальчики-степисты – отбили степ – ушли; вышла девочка – спела – ушла. А за кулисами все это время мальчик исполняет все идущие на сцене номера: и на пианино играет, и степ танцует и голосом, каким надо, песни исполняет. И на вопрос почему же он не на сцене, отвечает просто: «Я стесняюсь!». Этот сюжет хорошо подходит под краткое жизнеописание Мартина Буттриха, одного из удивительных людей про которого многие и не знают ничего но и Локо Дайс и Тимо Маас обязаны ему своей популярностью. Просто потому что Мартин именно тот человек, который пишет им всем музыку.

Однако у Мартина с музыкой завязалось все очень случайно – началось с того, что в бурных девяностых, когда по всей Германии кипели рейвы он начал писать хард-транс. Сложно, слушая его последние ремиксы и треки, представить, что когда-то этот человек писал быструю, грохочущую музыку для громадных рейвов. Однако уже тогда он начал задействовать какие-то новые и новые псевдонимы – все ради того, чтобы не привлекать к себе особого внимания и попытаться не завязнуть в каких-то жестких стилистических рамках. «Честно говоря, мне абсолютно все равно, что за направление сейчас является популярным. Ведь музыка есть музыка. У меня никогда не возникало желания двигаться в том же направлении куда идут массы. Если музыка мне нравится – это прекрасно, потому что я делаю то, что захочу. Быть может завтра я засяду писать музыку для чилл-аутов – и я буду получать от этого массу удовольствия», говорит Мартин.

Наверное именно так он поступает, когда садится писать очередной хит для Тимо Мааса или Локо Дайса. Причем оба этих артиста и не скрывают того, что солидной долей популярности они обязаны прежде всего Буттриху. Тот же Маас, на вопросы в интервью, о его любимом музыкальном инструменте, называет один: «Мартин Буттрих». На такие высказывания Мартин совершенно не обижается, и говорит, что абсолютно счастлив, что ему не надо выходить из студии, куда-то ездить и давать какие-то «дурацкие интервью». Буттрих это натуральный студийный маньяк-педант, который в беседе сыпет массой специфических терминов, хотя музицированием Мартин занялся абсолютно случайно – его заинтересовала работа сэмплера Akai, результатом изучения которого стали треки, выпущенные на лейбле Adam & Eve и после этого потянулась целая вереница коллабораций, псевдонимов и странных проектов. Лишь недавно имя Мартина Буттриха появилось на одном из релизов, хотя такой подход абсолютно не планировался. «Шло просто так, как шло, я особо над этим и не думал», говорит Буттрих, «но знаете, я стал замечать что работу, которую я делаю, ее мало кто замечает. Да, укажут где-то в углу пластинки крошечными буквами – а толку?! Я, конечно, мог делать ремиксы Маасу под своим именем, но подумал – а зачем, если я могу делать музыку под собственным именем». Сразу же после принятия такого решения на Planet E вышла пластинка «Full Clip», в котором было заметно следование детройтским корням – эпичность, прозрачность в музыке и некая гипнотичность. И почти сразу же был выпущен ремикс на Трейси Торн и ее песню «It’s All True», после которого Буттриха многие музыкальные критики стали ставить в один ряд с богом ремиксов – Карлом Крэйгом.

Затрагивая в разговоре тему про студии и его педантичность и перфекционизм, Буттрих говорит ясно и просто: «Я знаю, что мне ярлык прилепили, будто я студийный маньяк. Может быть так и есть, но я думаю, что чрезмерной вовлеченности во все эти тонкости надо сторониться. Однажды я задался вопросом: «Какие провода лучше подходят для коммутации?» и в итоге не смог сдвинуться с места целых три месяца, окончательно запутавшись и отдалившись от творчества. Ведь в музыке главное мелодии, ритмы – и тут не так уж и важно как это должно звучать. Просто понимаешь на подсознательном уровне хорошо это или плохо».

И если начать мыслить о музыке Буттриха именно такими категориями, то оказывается, что артист добился того, чего хотел. Его музыка массивна, но при этом отдает человеческим теплом. Вероятно причины этого стоит искать в том длинном творческом пути Мартина – от рейвов и хард-транса в танцевальный поп и Тимо Маасу, а потом обратно, к техно-танцполам и Локо Дайсу. Здесь уже Мартин говорит о том, что подавляющей массе современных техно-музыкантов не хватает ощущения грува, некой живости в музыке.

Вероятно ставя перед собой цель показать всем, что он имел ввиду, он взялся за написание музыки для Локо Дайса. И действительно – успех превзошел все ожидания. Трек за треком Локо Дайса попадал в чарты техно-диджеев и полу-коммерческих клубов и радиостанций, постепенно превращая никому неизвестного диджея в настоящую звезду техно-танцполов. В музыку Локо Дайса Буттрих добавил тот фанк и то веселье, что царит в треках Тимо Мааса, соединил с глубокими звуками техно-музыки, добавил, для доступности, элементов поп-музыки и едва ощущаемое присутствие транс-музыки. И работу с Локо Дайсом можно расценивать как подготовительный период для запуска сольной карьеры самого Буттриха. «Когда я работаю над треками для Тимо, то я стараюсь сделать все максимально превосходно. Здесь я даю волю моему качеству перфекциониста. Когда же я работаю над собственными треками, то главное, чего я хочу добиться в музыке это гармония. И даже если какие-то моменты сделаны не так хорошо, как мне бы хотелось, я не особо сильно переживаю – просто потому, что все звучит гармонично».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *